16:55 

Официально: "Мур".

Накидал я тут фичок по Плоскомирью. Кратенький, на самом-то деле, чуть меньше чем полторы тысчонки слов. Страшдественский. Вообще, я делал это на конкурс на паблике ВК, но в требования не вписался. Короче, пусть тут лежит: мало ли что, вдруг надо кому.

Название: Счастливого Страшдества.

Фэндом: Плоский мир;

Персонажи: основной — лорд Ветинари

Снежинки кружились в воздухе, спешащие домой прохожие пританцовывали под старинную Анк-Морпоркскую страшдественскую песенку "Свиные потроха забивают запах речки". Башня Незримого Университета светилась всеми восемью цветами радуги - заслуга Чудакулли, умевшего орать на остальных волшебников достаточно громко, чтобы его требования выполнялись. В городе тоже сверкали огни - новомодные разноцветные имповые гирлянды на домах, хозяева которых могли себе позволить терять по гирлянде каждые полчаса или нанять тролля, который будет отгонять чересчур восторженных наблюдателей; традиционные свечные фонарики, часто становившиеся причиной возгорания, на всех остальных.
Город сверкал и переливался; гильдии пытались переплюнуть друг друга в яркости и вычурности, и даже Гильдия Убийц зажгла кроваво-алые гирлянды вокруг огромного белого силуэта. Впрочем, Гильдия Шутов немедленно свила свои гирлянды в огромный пирог, а в силу того, что здания находились рядом, достигался эффект, что он летит силуэту в лицо. Лорд Низз попытался привлечь шутов к ответу через патриция, но не учёл маленькой детали: после того, как он с воплями влетел в Продолговатый Кабинет, выражая свои претензии, туда же проследовал и доктор Белолик без претензий и со страшдественским пирогом. Не стоит и говорить, что патриций предпочёл расценить войну гирлянд как неплохое развлечение и оставил свои симпатии на стороне шутов.
Итак, город светился миллионами огоньков, а лорд Ветинари наблюдал за ним из окна дворца, так и оставшегося тёмной каменной громадой. В сгущающихся сумерках пока можно было различить здания, после наступления темноты сливавшиеся в единую мигающую и искрящуюся чернильную кляксу. Патриций довольно вздохнул и открыл окно. Ветер швырнул в кабинет охапку снежинок, ворвался морозный воздух, лишённый большей части привычного горожанам речного амбре — Анк в кои-то веки смилостивился и покрылся ледяной корочкой, почти перестав источать незабываемый запах, подаривший городу название Большой Койхрен. Подхватив небольшой чёрный чемоданчик, уютно притулившийся возле стола, лорд Ветинари ухмыльнулся и шагнул из окна.
Узкие каменные карнизы окон Зимнего дворца в своё время были немалой головной болью воров и убийц. Но с момента, когда Гильдия Убийц официально объявила, что больше не принимает заказов на патриция, отпала необходимость постоянного обновления неожиданных сюрпризов вроде вывёртывающихся из-под ноги камней и смазанных ядом лезвий, выпрыгивающих из оконной рамы при попытке поддеть щеколду. Лорд Ветинари, разумеется, знал расположение каждой ловушки; более того, расположение некоторых и вовсе знал только он. Патриций был сторонником мнения, что полностью доверять свою безопасность кому-то, кроме самого себя, можно, только если не уверен, хочешь ли проснуться следующим утром. Именно поэтому раздражающий многих лорд Ветинари и просыпался каждое утро.
Впрочем, многие не были уверены, спит ли вообще патриций. Даже дворцовая прислуга не могла ответить на этот вопрос наверняка. И такое положение вещей вполне устраивало лорда Ветинари, неспешно прогуливавшегося по карнизам собственного дворца. Большинство комнат слепо уставились в ночь тёмными окнами; в них никто не жил: первым делом оказавшийся на посту патриция Ветинари избавился от толпы бесполезных льстецов и приживал, от которых был без ума его предшественник. Вторым делом стало собрание глав городских гильдий - большинство которых были теми же бесполезными льстецами и приживалами, но они по крайней мере не должны были жить в соседних комнатах, так что с ними Ветинари был готов мириться.
Светились окна дворцовой кухни, занимавшей половину первого этажа, комнат, где размещалась действительно необходимая прислуга. Куда бледнее на их фоне подсвечивался Продолговатый Кабинет, где горела лишь одинокая лампа на столе, но лорд Ветинари не оглядывался; он уверенно шагал по карнизам, не испытывая никаких затруднений, пробираясь мимо гипсовых скульптур. У некоторых скульптур были отбиты кусочки носов, пальцы или складки одежд, но ни одна не была засижена голубями: после того, как горгульи из Стражи бессменно заняли пост охраны на крыше, отчищенные раз скульптуры оставались чистыми; лишь решивший свести счёты с жизнью голубь решался подлетать к дворцу, даже имея при себе письмо от не освоивших другие способы передачи сообщений. Впрочем, пока письма поступали в Продолговатый Кабинет, пусть и в забрызганных голубиной кровью конвертах, патриций не имел ничего против мелких слабостей стражников и готов был им потакать - в пределах разумного, разумеется.
Город вспыхивал и перемигивался, вдалеке грохнула Гильдия Алхимиков - то ли там испытывали страшдественские фейерверки, то ли просто произошёл очередной взрыв. Лорд Ветинари равнодушно покосился на россыпь золотистых искр, но окончательных выводов делать не стал: первый вариант развития никак не исключал второго. Каменные карнизы под подошвами его туфель сменились деревянными крышами хозяйственных пристроек, а затем и глиняной черепицей жилых домов. Патриций позволил себе слегка приподнять кончики губ и сменил прогулочную походку на крадущееся почти пританцовывание.
Достаточно далеко на крыше мелькнул тёмный силуэт, который вполне мог оказаться спрыгнувшей с трубы кошкой, но лорд Ветинари немедленно вернулся к прогулочному шагу. Крыша за крышей, Анк-Морпорк был огромным муравейником, жители которого не могли позволить себе такой роскоши, как лишний незастроенный сантиметр. Вскоре тёмный силуэт снова мелькнул, буквально на другой стороне улицы, и патриций вежливо замедлился, позволяя догнать себя.
— А, Хэвлок, — усмехнулся лорд Низз. — Снова гуляешь сам по себе?
— Хм, — отозвался лорд Ветинари.
— Прекрасное новолуние, восхитительная ночь для убийств, — мечтательно взглянул на небо глава Гильдии Убийц.
— Хм, — ответил патриций, размеренно шагая в прежнем направлении.
— Ты же понимаешь, тогда, с гирляндами... Я был взвинчен, раздражён... — замялся лорд Низз, спешно соображая, значит ли молчание Ветинари недовольство. — Я же не позволил себе... лишнего, верно?
— Хм, — снова протянул патриций и, вдоволь понаблюдав за нервничающим убийцей, снизошёл до ответа: — Я уже и забыл о том инциденте. Конечно, ты не выходил за рамки. Хотя... — выдержав паузу и позволив собеседнику вновь забеспокоиться, Ветинари задумчиво посмотрел на небо. — Да, ты прав, восхитительная ночь. Самое время вспомнить былое.
Быстро сложив два и два, лорд Низз немедленно вспомнил о неотложных делах и поспешил откланяться. Конечно, ночные прогулки по крышам не были чем-то необычным для выпускников их гильдии, многие даже не могли заснуть без обязательной вылазки на крыши; но оказаться там, куда направляется вспоминающий былое лорд Ветинари с чемоданчиком наёмного убийцы, Низз крайне не желал.
А патриций миновал ещё пару кварталов, спустился по вырубленной в стене — точнее, из стены — полуразрушенной лестнице и оказался на границе самого элитного района Анка. Пройдя сквозь узкую калитку, он свернул с выложенной булыжником дорожки, аккуратно поставил чемоданчик на постамент довольно уродливой скульптуры, изображавшей кривоногого сатира под градусом; едва слышно щёлкнули замки, зашуршала ткань. Лорд Ветинари ухмыльнулся. Изменить внешность за мгновения никогда не было проблемой для выпускников его гильдии. Собственно, теперь можно было приступать. Ах, да, и... Чемоданчик отправился в мягкую толстую ткань, заглушающую звуки.
Беззвучные шаги промерили крышу, тонкая леска ловушки осталась не задетой, не звякнул зацепленный за трубу крюк с тонким шёлковым шнурком. Патриций тенью скользнул в дом, аккуратно извернулся, чтобы не испачкать туфли, и на всякий случай шагнул в тени. На несколько кратких мгновений он замер, оценивая обстановку, и крадучись направился дальше. Дверь — придержать, чтобы не скрипнула. Выступающая доска — обогнуть, презрительно перешагнуть ещё одну растяжку. Ветинари прищурился, увидев свою цель, убедился, что остался незамеченным, и запустил руку в покрытый тканью чемоданчик.
Секунды, и всё было кончено. Патриций удовлетворённо кивнул и исчез так же, как появился. Он уже был на крыше, когда в доме раздались громкие крики и шум. Беззвучно усмехнувшись, он удалился. Ха, можно подумать, он не заметил тот иконограф в углу. Какая глупость! Он догадывался, что такое возможно, и соответственно подготовился. Кончено. Лорд Ветинари удалялся от мигающего гирляндами дома и позволил себе сделать несколько шагов в ритме раздающегося отовсюду страшдественского гимна.

— Это были вы! — с самого утра следующего дня Ваймс в бешенстве ворвался в Продолговатый Кабинет и грохнул лист бумаги на стол патриция.
— Потрудитесь предоставить неопровержимые доказательства, командор, — ехидно заявил Ветинари, скромно опуская глаза.
— Вы их не оставили и сами прекрасно знаете об этом, сэр! — прошипел Ваймс. — Но я вас узнал! Иконограф снял вас, знаете ли!
— Меня? - изумлённо округлил глаза патриций. — Этого просто не может быть, сэр Сэмюель, потому что я даже понятия не имею, о чём вы говорите.
— Да хватит вам притворяться! — Ваймс устало выдохнул и растёр лицо руками. — Конечно, это не вы на иконографии, но это были вы! В смысле... Ох. Ладно. Я просто хотел...
— Не позволяйте мне вас задерживать в этот прекрасный день, у вас не так часто случаются выходные. И передавайте привет семье, командор, — улыбнулся Хэвлок Ветинари. — Вашему сыну, надеюсь, понравился его страшдественский подарок?
— Да, он просто без ума от него, — Ваймс вздохнул и не смог сдержать улыбки, которая появлялась у него всякий раз, как речь шла о Сибилле и юном Сэме. — И... Спасибо, сэр.
— Всегда пожалуйста, сэр Сэмюель, — улыбнулся патриций. — Не возражаете, если я сделаю себе копию этой иконографии?
— Эм. Конечно, сэр, — Ваймс растерянно поправил шлем. — Так я... пошёл.
— Счастливого Страшдества, — ухмыльнулся лорд Ветинари. — Хо-хо-хо.
Ваймс фыркнул и вышел. Патриций выждал несколько секунд и только потом с интересом придвинул к себе иконографию. Мда, наверное, стоило запихнуть под отвратительно не чёрную подбитую мехом куртку две подушки, но тогда он вполне мог бы позорнейше застрять в дымоходе. Как бы то ни было, Сибилла оказалась права: его навыки действительно оказались идеально подходящими для того, чтобы положить подарок под украшенную ёлку.

 


@темы: фичок, капельки мыслей стекают на желтоватые листы блокнота, Дискворлд

URL
Комментарии
2016-05-27 в 05:03 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
фактор Кси, как же это мило, черт возьми :heart::heart::heart::heart:

2016-06-27 в 10:03 

say hello to the virus, оу, спасибо! Я даже не думаль, что меня кто-то читает, кроме тех, кого я пинками заставляю вычитывать. *-*

URL
2016-06-28 в 05:52 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
фактор Кси, я читаю все :heart:

милоту люблю почти как ангст :lol:

   

записки рыжего Чешира

главная