13:55 

Хм-мя?

Забавненько, но, раз вернувшись на страницы "Дневников", я, кажется, вновь пробудила в себе желание — необходимость? — выплеснуть в эфир мысли. Что ж, быть посему. Меня успокаивает осознание, что моих читателей можно пересчитать по пальцам одной руки, а уж на постоянной основе сюда заглядывает один единственный человек, да и тот по нечётным четвергам, относясь к этому, как к необходимой повинности и дани вежливости. Не осуждаю: здесь действительно почти ничего не происходит, а происходящее назвать интересным не выйдет при всём желании. Тем не менее, я продолжаю свои крики в пустоту — крики? Ленивое бормотание, помогающее привести в порядок разбредающиеся мысли или же помогающее оправдаться за прокрастинацию. Итак.

На самом-то деле, я соврала бы, если бы сказала, что жизнь северных мхов насыщенее моей. Не знаю насчёт духовного наполнения, но на события она всяко выйдет побогаче. Иное дело, что критерии значимости события у меня весьма странные, и я способна назвать значимым день, в который к моему окну, несмотря на стекающие по стеклу струи барабанящего дождя, прилип рыжевато-кровавый кленовый листок. А вот день сдачи экзамена или защиты проекта таковым я бы не назвала, вне зависимости от успешности — или безуспешности — мероприятия. И поэтому дохлая крыса, увиденная на дороге, значит для меня больше, чем законченная работа по препарированию гортани. Значимость события я определяю, перелив в мерную колбу всколыхнувшиеся из-за него эмоции и произведя их пересчёт по коэффициенту яркости.

Эти полгода, сказать по чести, были богаты на впечатления. Чего стоит поездка в Москву — к родственникам и, что важнее, другу теперь-не-только-по-переписке. Музей Булгакова на Садовой, смех взахлёб над Диснеевским мультиком, тёплый бумажный стаканчик с глинтвейном, согревающий руки, и впервые попробованный сливочный ликёр — всё когда-то бывает впервые, и этот первый раз всегда врезается в память и остаётся образцом, с которым позже, неважно, выигрывая или проигрывая, будут сравниваться последующие разы.

Эти полгода были полны странного ощущения сюрреалистичности, я словно блуждала — и продолжаю блуждать — сомнамбулой, не ныряя в сон, как мне привычно, но медленно погружаясь в него, словно в вязкий кисель. Граница реальности и сновидения столь зыбка и расплывчата, что иногда мне кажется, что я однажды забыла проснуться и продолжаю дремать наяву, путая жизнь и грёзы. И, самое странное, это не вызывает отторжения, вообще не вызывает каких бы то ни было чувств.

Я под эмоциональной анестезией. А когда удаётся вырваться из неё — за книгой, фильмом, разговором, — нахлынувшие чувства с непривычки режут так ярко, что становится больно и слезятся глаза. После же — вновь полунаркотический туман бесчувственности. Возможно, это нервное. Просто психологическая усталость и эмоциональное выгорание к концу года. Возможно, это пройдёт, когда я смогу выспаться и осознать, что ещё один год остался позади. А пока... Пока сдамся вязкому киселю. Спокойной ночи, Чешир. Не забудь проснуться.



@темы: Записки рыжего Чешира, Чешир вещает

URL
Комментарии
2017-09-23 в 09:11 

say hello to the virus
i commend my soul to any god that can find it.
я буду копить деньги, ты имей в виду. мы обязательно увидимся, не знаю когда, но увидимся

   

записки рыжего Чешира

главная